Панические атаки

Этой статьей, я хочу открыть цикл публикаций, посвященный такой проблеме, как «паническая атака».

В современной психотерапии панические атаки уже назвали эпидемией 21 века. По различным оценкам паническими расстройствами страдают до 7% населения крупных городов.
Точную оценку дать довольно сложно в силу объективных причин, однако можно точно говорить, что распространение панических атак (то есть, количество человек, которые каждый год впервые обращаются за помощью) варьируется от 1,5% до 3,5% согласно западной статистике учреждений, в которых ведется учет. Женщины обращаются чаще мужчин в два раза, в городах частота расстройства выше, чем в сельской местности.

Одна из проблем диагноза «паническая атака» заключается в том, что в классификации DSM-IV не существует отдельного диагноза. Вместо этого классифицируются некоторые тревожные расстройства, при которых проявляются либо могут проявляться панические атаки (например, при панике, при социальной фобии, при клаустрофобии). Поэтому я буду вести речь про панические атаки, признаками которой является факт, что на протяжении определенного периода человек переживал неожиданные панические атаки, не вызванные какими-либо специфическими ситуациями, которые можно было бы предвидеть.

ЧТО ЖЕ ТАКОЕ ПАНИЧЕСКАЯ АТАКА?

Существенной характеристикой является определенный период интенсивного страха либо расстройства, сопровождающегося, по меньшей мере, четырьмя (в общей сложности их тринадцать) соматическими симптомами. Паническая атака начинается внезапно, быстро достигает своего максимального проявления, часто сопровождается ощущением опасности, неминуемой катастрофы и потребности в немедленном бегстве (DSM-IV).

Различают три вида панических атак:

– неожиданные панические атаки, то есть не связанные с какими-либо внешними причинами; соответственно появляются они «как гром среди ясного неба», без возможности для человека предвидеть их начало;

– панические атаки, вызванные определенной ситуацией, в которых симптомы появляются вследствие проявления либо ожидания определенной специфической жизненной ситуации;

– панические атаки, чувствительные к ситуации, при которых проявление симптома происходит достаточно часто, но необязательно связано с каким либо стимулом и определенной ситуацией. Например, паническая атака может произойти, когда человек использует общественный транспорт. Но может быть и так, что панической атаки не будет, либо она случится во время путешествия.


Диагностический критерий панической атаки.

По классификации DSM-IV: определенный период интенсивного страха либо расстройства, в течении которых внезапно развиваются четыре (и более) следующих симптома, достигающие своего пика в период десяти минут:

  1. Учащенное сильное сердцебиение, тахикардия
  2. Потоотделение
  3. Сильная или мелкая дрожь
  4. Одышка, ощущение удушья
  5. Ощущение асфиксии
  6. Боль либо неприятное ощущение в области груди
  7. Тошнота, расстройство желудка
  8. Ощущение распада, нестабильности, головокружения
  9. Потеря ощущения реальности (ощущение нереальности), деперсонализация (ощущение отрыва от самого себя)
  10. Страх потери контроля и сумасшествия
  11. Страх смерти
  12. Парестензия (оцепенение, онемение)
  13. Озноб, ощущение жара

Панические атаки могут быть частью панического расстройства с агорофобией либо без нее, какой-либо специфической фобии, социальной фобии, посттравматического стрессового расстройства, вызванного острым стрессом. Агорофобия, присутствующая почти у половины людей, страдающих паническим расстройством, является не только страхом перед нахождением в местах, из которых тяжело сбежать, либо ситуациями, в которых тяжело найти помощь.

Еще одной существенной проблемой в лечении панических атак, является, как это не странно прозвучит, «медицинский подход в лечении болезни». Сейчас постараюсь объяснить, что я имею в виду. ВСД – вегетативно-сосудистая дистония (синоним – НЦД, нейроциркуляторная дистония), это псевдодиагноз, имеющий хождение лишь на постсоветском пространстве.

В мировой медицине такое понятие отсутствует, в Международной классификации болезней (МКБ) не упоминается. Советский словарь медицинских терминов дает следующее определение: Дистония вегетативно-сосудистая (dystonia vegetovascularis; син.: ангионевроз, вазоневроз, лабильность вазомоторная, симптомокомплекс ангионевротический) – сосудистая дистония, обусловленная нарушением функции вегетативной нервной системы. В данном определении нет внятной характеристики термина, нет критериев диагноза. Суть понятия такова: нарушен тонус сосудов от нарушения в вегетативной нервной системы (ВНС). Нарушение от нарушения… А причины его и диагностические критерии остаются за рамками определения.

Что же понимают врачи под ВСД?

На этот вопрос  ответа нет, каждый понимает по-своему. Как применяют диагноз ВСД – это сточный канал, куда “сливается” все подряд: от гипертонической болезни до тревожного расстройства, от аритмий сердечных до мигрени, от тиреотоксикоза до гипотиреоза. Исключительно широкий спектр жалоб принято относить к ВСД: голова болит – ВСД, кружится – ВСД, сердцебиение – ВСД, одышка – ВСД и т.д.

По исторически сложившейся традиции в ВСД часто “сливают” симптомы, характерные для тревожных, невротических расстройств, а типичные проявления панической атаки принято называть вегетативным кризом. Поэтому за аббревиатурой ВСД, чаще скрывается невроз, подлежащий лечению психотерапией.

Нет четких и внятных критериев диагноза ВСД. Нет такого диагноза в медицине. Медицина знает более 200 причин головной боли, одним только расспросом и осмотром можно диагностировать большинство из них. Но даже банальный диагноз мигрень является редким в наших широтах. Почему? Потому что есть ВСД! Можно расспрашивать пациента о характере головной боли, собирать анамнез, а можно сразу с порога поставить пациенту диагноз: «ВСД!». Сама по себе постановка этого диагноза пользы не несет, потому что направит человека по ложному пути решения проблем с сосудистой системой.

Медикаментозное лечение малоэффективно, по европейской статистике оно способно помочь в 5% случаев. Всего лишь в ПЯТИ ПРОЦЕНТАХ! Такое, с позволения сказать, лечение призвано убрать ( «заглушить»)  соматические симптомы, но уж точно, не разобраться в причинах и не решить саму проблему. И напротив, психотерапия демонстрирует отличные результаты в лечении этого недуга.

Один из негативных сценариев выглядит так:  вначале пациент обращается за медицинской помощью во время приступов и сразу после них. Его обследуют с подозрением на то или иное неотложное состояние (инфаркт миокарда, нарушение ритма сердца, гипертонический криз, инсульт, гипогликемия при сахарном диабете, тиреотоксикоз) — вначале амбулаторно, а затем стационарно, однако никаких соматических причин происходящего не находят; число обследований при этом намного больше, чем у обычного пациента. При очередном приступе и обследовании такому больному ставится диагноз вегетососудистой (нейроциркуляторной) дистонии и т.п. и проводится лечение, которое в принципе не может дать эффекта. Обследования продолжаются и включают все новые методы и все новых специалистов.

Так продолжается несколько лет; ни врачи, ни сам больной не могут дать объяснение происходящему, и у пациента формируется убеждение, что он болен какой-то редкой, но тяжелой болезнью, от которой в любой момент может наступить смерть. За это время у него формируются агорафобия и избегающее поведение, нередко возникает вторичная депрессия, ломается жизненный стереотип, возникает зависимость от бензодиазепинов, барбитуратов или алкоголя (в 20–30 % случаев) и наступает инвалидизация. Хороший и думающий врач посоветует обратиться к психологу, в других случаях, человеку назначат курс препарата, в надежде, что «рассосётся само». Решающим условием того, как сложится судьба пациента, является то, насколько рано будет установлен действительный диагноз, поскольку одно это уже в корне меняет план лечебных мероприятий.

В конце концов, и наши люди привыкли наплевательски относится к своему здоровью и лечению. Болит голова – выпил таблетку, болит сердце – положил бесполезный валидол. Нет времени ходить неделями к специалисту и разбираться с причинами панической атаки, хочется прямо сейчас «волшебной таблетки», которая вернет меня к привычной жизни.

Я забегу немного вперед и открою завесу, сказав, что на самом деле, как раз

«привычная жизнь» во многом и спровоцировала появление панических атак.

Но про это мы поговорим в другой статье. Следите, я постараюсь собрать в одном месте все материалы на эту тему. При подготовке материала были использованы материалы из книги “Панические атаки”, 2015, МИГТиК

От себя могу порекомендовать как терапевтическую группу, так и индивидуальные занятия.

Продолжение следует…

читать другие статьи на этом сайте:
детские психологические травмы
страхи и панические атаки
психосоматика
психологические механизмы возникновения атак (продолжение…)